Технологическое ускорение идет мимо РФ

Технологическое ускорение идет мимо РФ

Анализ структуры российского ВВП за последние пять лет показывает, что основным драйвером российской экономики по-прежнему остается добыча сырья и его переработка. В то время как российский «хайтек» не просто стагнирует, но даже сокращается. Такие выводы можно сделать из исследования, проведенного Центром развития Высшей школы экономики (ВШЭ). Эксперты уточняют: имея такой «бэкграунд», трудно рассчитывать на то, что российские власти смогут вдруг выстроить цифровую экономику.

 

Российские власти намерены выстроить в стране цифровую экономику, с высоких трибун снова и снова можно услышать мантры о скором технологическом рывке. Однако если проанализировать структуру ВВП РФ, то можно увидеть, что по факту никакого кардинального перехода к «экономике знаний» не происходит. 

Россия остается сырьевой страной, зависящей от экспорта углеводородов. Как следует из анализа, проведенного специалистами Центра развития ВШЭ, годовой рост российского ВВП, составивший по итогам первого квартала 0,5%, произошел благодаря увеличению выпуска в девяти секторах, совокупная доля которого достигает 40,2% ВВП в рыночных ценах. Тогда как в восьми секторах с совокупной долей 59,8% ВВП наблюдался спад. Заметим, по предварительной оценке Росстата, во втором квартале ВВП РФ увеличился на 0,9%.

Кроме того, специалисты Центра развития проанализировали, как развивалась ситуация в разных секторах экономики на протяжении последних пяти лет – по сравнению с первым кварталом 2014 года. В первом квартале 2019 года максимальными темпами (от 10 до 15%) относительно первого квартала 2014-го выросли такие крупные сектора, как добыча полезных ископаемых (прирост на 12,6%) и финансовая деятельность (13,3%). Сельское хозяйство, а также культура и спорт за это же время увеличилось почти на 11%. Кроме них на 15% выросло и предоставление прочих услуг, включающих в себя бытовой ремонт и услуги для населения, не включенные в другие группировки. «Высокие темпы роста (близкие к 10% за пять лет) показали сектора государственного управления и транспортировки и хранения. Обрабатывающие производства за пять лет выросли на 4,4%», – продолжают экономисты.

В свою очередь, наибольший спад (13–15%) за пять лет показали сектора торговли и водоснабжения и утилизации отходов. «Темпами, близкими к –9%, падала деятельность домашних хозяйств, а также сектор предоставления информации и связи. На 3,5% снизились за пять лет объемы выпуска в секторе высококвалифицированных услуг, куда помимо прочего включены и научные исследования», – перечисляют в Центре развития.

Выпуск высокотехнологичных секторов российской экономики продемонстрировал разнонаправленную динамику. К примеру, в 2016 году его прирост составил около 10% год к году, в 2017-м – замедлился до 5%, в 2018-м сократился почти на 5%, а в январе–июне 2019-го – на 11,5%. «В целом по итогам текущего года объем выпуска в «хайтеке» может сократиться на 2,7% по сравнению с 2015 годом», – отмечают в ВШЭ.

Таким образом, резюмируют экономисты, основные двигатели роста – добыча полезных ископаемых, госуправление и транспортный сектор. Их вклад в прирост ВВП составляет 2,7 процентных пункта (п.п.). Еще 1 п.п. в совокупности добавили обрабатывающая промышленность и финансы. В целом это составляет 3,7 п.п. прироста ВВП за счет вышеперечисленных секторов. В свою очередь, падающая торговля внесла отрицательный вклад в размере –1,6 п.п., что вывело итоговый результат за пятилетку на 2% прироста экономики в целом, замечают специалисты ВШЭ.

Эксперты из Аналитического центра при правительстве ранее сообщили, что в структуре ВВП за 2014–2018 годы наблюдалось заметное увеличение доли добычи полезных ископаемых. Так, если в 2014 году на добычу полезных ископаемых приходилось почти 8%, то по итогам 2018 года – уже 11,5%. За тот же период вклад в ВВП обрабатывающих производств увеличился с 11,5 до 12,3%. «Вес» такого сектора, как «транспортировки и хранения», увеличился с 5,4% в 2014 году до 6,2% в 2018-м.

При этом доля торговли в ВВП сократилась за пять лет с 14,1 до 12,8%. Аналогичная ситуация наблюдается и в сфере операций с недвижимым имуществом – доля сектора сократилась с 9,2% в 2014-м до 8,2% в 2018-м. Налоги и импорт в структуре российской экономики за тот же период «просели» с 13 до 10,7%. И также такие отрасли, как строительство и сельское хозяйство, показали негативную динамику. Так, вклад строительства в ВВП снизился с почти 6 до 5,4%, а сельского хозяйства – с 3,4 до 3,1%.

Фактически можно говорить о том, что российская экономика не только не уходит от сырьевой зависимости, но даже продолжает ее наращивать.

Сырьевая ориентированность российской экономики будет преодолена только тогда, когда либо закончится само сырье, либо цена на него будет ниже себестоимости добычи, считают опрошенные «НГ» эксперты. «До этого момента все разговоры о цифровой экономике в публичном поле – это просто популизм, призванный создать видимость изменений», – считает аналитик компании «Алор» Алексей Антонов.

Структура ВВП действительно меняется, но в сторону увеличения доли в добыче полезных ископаемых, продолжает доцент Российского экономического университета им. Плеханова Екатерина Новикова. 

Для ускорения высокотехнологичных производств одних надежд правительства мало, соглашается старший аналитик аналитического центра «Альпари» Вадим Иосуб. «Рост происходит там, куда приходит капитал (финансовый и человеческий) и технологии. Де-факто с точки зрения маржинальности инвесторам интереснее вкладываться в добычу полезных ископаемых. Чтобы поменять приоритеты, надо менять систему налогообложения, льгот, преференций, простоту привлечения финансирования. Деньги ищут, где выгоднее, и по приказу не пойдут в высокотехнологические отрасли, если есть более выгодные альтернативы», – резюмирует он.

Источник

Оставьте комментарий