Плоды майдана: украинская наука на грани уничтожения

Плоды майдана: украинская наука на грани уничтожения

В последнее время в столице Украины проходит много митингов и акций протеста. Уже много дней украинцам показывают бегающего по крышам Михо и не устают пиарить активистку FEMEN, которая устроила под парламентом скандальный голый перформанс.

Однако, украинские СМИ практически ничего не сказали об акции протеста ученых, которая состоялась в Киеве в конце 2017 года — когда сотрудники Национальной академии наук Украины пришли под стены парламента, требуя от депутатов повысить финансирование отечественной науки.

Как известно, по закону государство обязано финансировать науку на уровне не менее 1,7% ВВП страны. Однако после майдана власть последовательно урезает бюджетную поддержку ученых, желая «сэкономить» на науке. 

Для этого нашли нехитрое решение — в преамбулу Закона «О научной и научно-технической деятельности» внесли дополнение о том, что финансирование будет производиться, «исходя из имеющихся финансовых ресурсов».

Вот и финансировалась отечественная наука в последние годы в размере менее 0,2% ВВП — в то время, как государство постоянно накачивало деньгами армию.

Конечно, это катастрофически мало. Если сравнить госрасходы на науку в Украине с другими странами, то получается, что расходы на одного украинского ученого в целом в 18 раз ниже, чем в Бразилии, в 34 раза ниже, чем в Южной Корее, в 70 раз ниже, чем в США, и в три раза ниже, чем в России (на самом деле, по объему бюджетных затрат на научные инвестиции Россия занимает десятую позицию в мировом рейтинге, — прим. РВ).

Расходы Украины являются самыми низкими не только среди европейских, но и среди африканских стран, которые только начали свое научно-технологическое развитие и никогда не имели научного потенциала, который достался стране в наследство от советской науки.

Для сравнения: ежегодные расходы на одного ученого в среднем в мире составляют 190 400 долларов, в ЕС эта сумма достигает 163 400 долларов, в Африке — 106 100 долларов, а в Украине они ниже всех — 9300 долларов в год.

Результаты столь низкого финансирования украинской науки оказались более чем плачевными. За годы после Евромайдана был уволен каждый пятый сотрудник Академии наук, большинство оставшихся работают на 0,5–0,7 ставки, получая мизерные заработные платы.

Молодые научные кадры все чаще уезжают за границу или переходят в иные сферы деятельности.

О чем можно говорить, если на сегодняшний день зарплата доктора наук меньше средней зарплаты в городе Киеве, а зарплата научного сотрудника, кандидата наук, как правило, не превышает 5 тысяч гривен. В результате такой безответственной политики распадаются десятилетиями создаваемые научные школы, а приток новых кадров фактически остановлен.

Можно без преувеличения констатировать — отечественная наука находится на грани уничтожения.

Главное требование акции протеста украинских ученых: увеличить в 2018 году финансирование науки на 270,97 млн грн. Именно столько денег необходимо, чтобы оставшиеся сотрудники, по крайней мере, работали в режиме полной занятости.

Для этого необходимо найти всего 270 миллионов гривен. Всего-то 10 миллионов долларов. Но власти не демонстрируют никакого желания изыскивать эти средства. У патриотических депутатов, большинство из которых только официально задекларировали в своих личных доходах по несколько миллионов наличной валюты, — совершенно иные приоритеты.

Представлен электрогрузовик Mercedes-Benz eActros

Представлен электрогрузовик Mercedes-Benz eActros

Daimler уже давно работает над несколькими проектами электрических большегрузов, одним из которых является продукт его японской «дочки» – Fuso eCanter. На днях же немецкий автопроизводитель презентовал свои последние новинки в этой области – грузовики Mercedes eActros.

Новые машины представлены двумя модификациями: с 18 и 25 тоннами полной массы. Каждое транспортное средство оснащено двумя электродвигателями, расположенными у задних колес и способными выдать до 170 л.с. и 485 Нм крутящего момента. Максимальная осевая нагрузка грузовиков – 11,5 тонн.

В электрогрузовиках используются передаточные системы, способные обеспечить суммарную тягу с крутящим моментом в 11 000 Нм, что повышает их производительность до уровня дизельных собратьев. Энергия от литий-ионных батарей емкостью 240 кВт*ч рассчитана на запас хода до 200 км. Быстрая зарядка (с мощностью до 80 кВт) способна зарядить аккумулятор за 3 часа, при скорости около 20 кВт на это уйдет до 11 часов.

Как отметил глава Mercedes-Benz Стефан Бюхнер, электрокары будут использоваться для перевозки грузов на небольшие расстояния. Выпуск первой ограниченной партии тестовых электрогрузовиков (двухосных и трехосных) для клиентов состоится в ближайшее время, а серийный выход машин запланирован на 2021 год.

Производитель уверен, что проект eActros заинтересует внутригородских перевозчиков и службы доставки, поскольку протяженность их рабочих маршрутов полностью соответствует дальнобойности Mercedes-Benz eActros.

Битва авианосцев: «Нимиц» против российского «Шторма»

Битва авианосцев: "Нимиц" против российского "Шторма"

Россия в ближайшем будущем приступит в постройке нового авианосца. Об этом 25 февраля заявил начальник Института кораблестроения и вооружения военно-учебно-научного центра ВМФ Николай Максимов в интервью на телеканале «Звезда».

«Предусмотрено строительство авианесущего комплекса, который будет включать в себя собственно авианосец, авиакрыло и систему базирования», — сказал представитель военного ведомства.

Как уточнил начальник отделения перспективного планирования кораблей военно-учебно-научного центра ВМФ Владимир Пепеляев, новый авианосец будет оборудован трамплином для взлета и разгонным устройством, что позволит значительно увеличить взлетный вес авиации на корабле. Что касается самолетов, на авианосце сможет базироваться морская версия истребителя пятого поколения Су-57.

Напомним: о планах дополнить состав ВМФ авианосцем стало известно в апреле 2017 года. Тогда главнокомандующий ВМФ России Владимир Королев заявил, что работа над расширением авианосного флота России ведется, и «задача будет решена».

«Есть регионы, в которых мы можем иметь свои национальные интересы. И, конечно же, авианосец — это та поддержка, которая показывает, что государство готово прийти на помощь, готово содействовать в борьбе с террористами, общемировыми вызовами и угрозами», — сказал главком. Он отметил, что поход авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» в Средиземное море подтвердил способность ВМФ защищать интересы России на дальних рубежах.

В июне 2017-го замминистра обороны Юрий Борисов уточнил, что окончить разработку проекта и подписать контракт планируется до 2025 года.

Поясним, речь идет о тяжелом авианосце проекта 23000Э «Шторм» водоизмещением 100 тыс. тонн, способного нести авиагруппу из 80−90 летательных аппаратов. Длина корабля — 330 м, ширина — 40 м, осадка — 11 м, скорость — до 30 узлов. По заявленным характеристикам он сравним с американским авианосцем «Нимиц». Как сообщали в Крыловском государственном научном центре в 2015 году в ходе презентации проекта, корабль сможет выполнять задачи в дальней океанской зоне, наносить удары по целям противника при помощи собственного вооружения и самолетов авиагруппы, а также обеспечивать противовоздушную оборону.

Эксперты уже тогда отмечали, что такой корабль обойдется казне в сотни миллиардов рублей. И что пока армия не может себе этого позволить, поскольку решается главная задача — добиться, чтобы к 2020 году 70% вооружения России было новым.

Появится ли теперь новый авианосец в составе ВМФ, нужен ли он России?

— Постройка «Шторма» возможна только в отдаленной перспективе, — считает президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук, капитан 1 ранга Константин Сивков. — Главная проблема в том, что авианесущий комплекс действительно дорог — для его строительства необходимо восстановить ряд отраслей промышленности, которые были угроблены в 1990-е годы.

Пока России, на мой взгляд, не до авианосца. Иллюстрацией тому служит решение о приостановке работ по созданию нового боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) «Баргузин» — об этом в декабре 2017 года сообщила «Российская газета».

Напомню, советский БЖРК с ракетой «Молодец» был снят с вооружения в 2005 году в связи с положениями договора СНВ-2. Однако СНВ-3 не запрещает создание новых ракетных комплексов, и «Баргузин» планировалось разработать еще до 2018 года. Ожидалось, что новый БЖРК будет значительно превосходить советского предшественника по точности, дальности полета ракет и другим характеристикам. Такой «ядерный поезд», замечу, обеспечивает исключительную устойчивость стратегических сил РФ.

Но, как видим, не сложилось. По информации «РГ», прекращение разработки «Баргузинов» могло быть связано с проблемами финансирования. Что уж говорить об авианесущем комплексе, который стоит на порядок дороже?!

«СП»: — Почему в СССР, который располагал необходимой базой, «классические» авианосцы не строились — только тяжелые авианесущие крейсера?

— В 1970-е годы в СССР рассматривался вопрос строительства серии авианосцев по проекту 1160 — с ядерной энергетической установкой и самолетами катапультного взлета Су-27 К на борту. Считалось, к 1986 году Союз мог построить три таких корабля. Их задачей могло стать сдерживание развертывания ударных авианесущих групп главного противника — США.

Но до реализации не дошло — идею блокировал Дмитрий Устинов, тогдашний секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам. Он как раз считал, что гибрид крейсера и авианосца выглядит более перспективным.

На мой взгляд, так произошло потому, что Устинов не был профессиональным военным, и не до конца разбирался в вопросе применения Вооруженных сил.

«СП»: — Представим, что у России была бы авианесущая группа. Что бы это изменило?

— Начнем с того, что России уже есть авианесущая группа, во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов». Но надо понимать: кораблю около 30 лет, и его последний поход к берегам Сирии сопровождался несколькими авариями. Уже на месте произошли две аварии с истребителями. Сначала из-за некой технической неисправности во время захода на посадку в море упал МиГ-29К. Потом из-за обрыва троса за палубу выкатился Су-33. В целом затраты на обслуживание крейсера в Сирийской Арабской Республике, по экспертным оценкам, составили около 10 млрд. рублей.

Сейчас «Кузнецов» на ремонте. Как заявляют в Объединенной судостроительной корпорации, он продлится до 2020 года. В капремонте нуждается машинная установка, в модернизации — системы вооружения, навигационное оборудование, комплексы связи.

А будь у нас авианосец «Шторм» — не было бы проблем в Сирии, где небольшая авиагруппа ВКС из 35−40 машин, работая в бешеном темпе, была вынуждена решать задачи целой дивизии. Мы бы могли, при наличии современной авианосной группировки, защитить Ливию. Плюс могли бы обеспечить прикрытие Венесуэле, а взамен получить экономические преференции и шансы разместить там свою военно-морскую базу.

Авианосцы, я считаю, действительно нужны России. Но для их строительства необходимы политическая воля и сильная экономика. Ничего подобного я пока не вижу.

— Я не вижу смысла в строительстве нового авианосца, — возражает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Одна-единственная авианосная ударная группа, на мой взгляд, способна выполнять задачу демонстрации флага в мирное время, и быть символом морской мощи — не более того. Если же говорить о противостоянии на море с США, сразу возникает множество вопросов.

Я вообще не считаю, что нам имеет смысл соревноваться в этой области с американцами. США, напомню, уже сегодня располагают 11 авианосными ударными группировками. Симметричные ответы в подобных ситуациях, как правило, не приносят результатов.

«СП»: — Будет ли построен «Шторм»?

— Я в этом сильно сомневаюсь. В действующей госпрограмме вооружений средств на постройку такого корабля не предусмотрено. Возможно, будут вестись работы по отдельным направлениям — тем же электромагнитным катапультам, комплексам корабельной авиации. Но, повторюсь, перспектив для постройки такого корабля я не вижу, и не думаю, что его закладка на верфи состоится.

У нас на флоте, честно говоря, и без авианосца проблем хватает. Есть, как говорится, на что с толком потратить деньги. И главным направлением, я считаю, должно стать развитие военного кораблестроения в целом, а не реализация отдельных престижных проектов.

Понятно, почему авианосцы строят американцы. Главная задача США — поддержка так называемых oversee operations, «заморских операций». В преамбуле к военному бюджету США прямо говорится, что одна из ключевых целей — как раз строительство ВМС.

Но если Россия не собирается проводить масштабные заморские операции — неизбежно возникает вопрос: зачем нам авианосные ударные группы? Ответ на него, я считаю, очевиден.